Как-то у меня был секс в лифте, я отдалась, стоя лицом к лицу.

Как-то у меня был секс в лифте, я отдалась, стоя лицом к лицу. Моя конструкция позволяет пользоваться таким способом. В нем даже есть, для меня, во всяком случае, свое преимущество. Когда член входит при таком положении, то плотно прилегает к клитору и хорошо трет его. И все же такая поза лучше подходит для другой обстановки. При спешке и впопыхах член, даже если он и достаточно длинный, все равно будет выскальзывать, да и руки у партнера в этом случае заняты. Он обхватывает ими попку и прижимает к себе, а в кабине лифта одна рука должна была быть совершенно свободной, потому что требовалось то и дело нажимать кнопку и не давать лифту останавливаться. Клиент трахал меня, можно сказать, с остервенением и отчаянием, словно другая такая возможность ему уже не представится, и нам вообще больше негде будет этим заняться. Тем не менее постоянно нажимать кнопки "вверх" и "вниз" он все­-таки не забывал, ведь лифт мог понадобиться кому­-то в любую минуту на любом этаже. Как бы мы тогда выглядели застигнутые врасплох? Хорошо еще, что гостиница имела много этажей и было, где разогнаться. Оргазм, который нахлынул на меня, был чудовищным. Я только молила: "Еще, еще! Только сам пока не кончай". Сама нажала кнопку, и мы снова начали подниматься. Охваченные азартом, мы прокатились так четыре раза туда и обратно, но, как говорит Б. Пастернак, "в поцелуях с дороги не сбились". Когда кабина устремлялась вниз, мне казалось, что головка члена входит в меня. А когда шла вверх, было такое чувство, что возносимся к оргазму. Кончили мы где­-то между десятым и одиннадцатым этажом, и клиент смог наконец нажать кнопку этажа, на котором был его номер. Когда кабина остановилась, и открылась дверь, мы увидели, что перед лифтом в томительном ожидании уже собрались несколько человек. По нашему взлохмаченному виду, раскрасневшимся лицам они, конечно, догадались, чем мы занимались в кабине, но деликатно виду не подали. Наверное, каждый мысленно поставил себя на наше место.